«Сегодня нужно учить детей другому»: кандидат педагогических наук Е. А. Лапп
об инклюзии и приоритетах
в коррекционной педагогике
Поделиться в соцсетях:
Лапп Елена Александровна,
кандидат педагогических наук, доцент кафедры специальной педагогики и психологии ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный социально-педагогический университет» .
Читать книги автора: https://biblio-online.ru/author/lapp-elena-aleksandrovna-1.
— Изменился ли предмет вашего курса за последние годы?
Да, можно сказать, что изменился. Научно-методологические основы курса как совокупность разработанных в ходе развития науки и практики, принятых к широкому использованию решений научных и практических задач – это наша база, на которую мы опираемся. Как говорится, стоим на плечах предшественников. Но на содержание курса, в котором обсуждаются вопросы проектирования и реализации коррекционно-педагогического процесса, не могут не влиять нормативно-правовые изменения в образовании в целом и, в частности, в специальном (коррекционном) и специальном (дефектологическом) образовании. Современный нормативно-правовой контекст, в котором мы сейчас живем, инициирует изменения и в содержании изучаемого студентами материала.

Внедрен стандарт начального общего образования обучающихся с ОВЗ и стандарт образования обучающихся с умственной отсталостью (с интеллектуальными нарушениями). Есть проект профессионального стандарта педагогов-дефектологов, внедрен стандарт педагога, на который мы, конечно, ориентируемся, поскольку он живой, он работает. Реформы системы образования затрагивают все направления. Изменения системы связаны не только с переработкой учебных программ, трансформированием форм и методов преподавания. Изменения коснулись повышения уровня квалификации самих педагогов. Широко представлена в печати национальная концепция учительского роста. Эти все нормативные документы не могут не влиять на условия проектирования образовательных программ, индивидуальных образовательных маршрутов, коррекционно-развивающей среды. А значит то, о чем мы говорим в курсе, постоянно адаптируется под современные реалии.
— Госрегулирование в нашем образовании: слишком много или слишком мало?
— Вся отрасль образования является объектом государственного регулирования. Другой вопрос, насколько неформально это регулирование. Очень часто на местах мы сталкиваемся как раз с формализмом, который мешает и затрудняет проектирование и реализацию коррекционно-педагогического процесса в образовательной организации. Руководители организации, заместители руководителя по учебно-воспитательной работе, завучи по учебной работе больше всего заняты бумажной работой, отписками, отчетами, программами, справками, которые, в целом, никак не улучшают образовательный процесс.

Повезло тем образовательным организациям, где есть методисты с дефектологическим образованием. Есть люди, которые могут взять на себя ответственность за проектирование и реализацию коррекционно-педагогического процесса, инклюзивного образовательного процесса. Но сегодня мы чаще всего видим отсутствие таких специалистов, отмечаем загруженность руководителей, что, несомненно, влияет на качество образования.

Когда Евгений Александрович Ямбург продвигал идею о профессиональном стандарте педагога, много рассказывал об этом важном документе, все обрадовались. Основное, что услышал педагог-практик, – это то, что с него снимут бумажную излишнюю работу, педагог будет заниматься с детьми, он будет заниматься педагогическим творчеством. Но вот пока не получается.
Очень часто на местах мы сталкиваемся как раз с формализмом, который мешает и затрудняет проектирование и реализацию коррекционно-педагогического процесса
— Осуществимо ли инклюзивное образование в нашей школе?
— Говорить осуществимо ли оно или нет? Оно уже есть! Дети с ОВЗ получают образование в общеобразовательных школах. И здесь надо понимать, что все дети разные. Стандарт как раз об этом и говорит. И предлагает разные варианты адаптированных основных общеобразовательных программ.

Есть дети, которые легко войдут в образовательную инклюзию; есть дети, кто войдет в инклюзию при создании специальных условий. А есть дети, кому, может быть, и не показана инклюзия. А потому у нас есть и, скорее всего, будут традиционные специальные школы как площадки, где создаются возможности для освоения особыми детьми академических и жизненных компетенций. Причем, последних в большей степени.

Говоря о возможности инклюзивного образования стоит еще раз сказать об очень важном условии. Таком как кадровые условия. Как показывает практика, как показывают наши многочисленные исследования, все педагоги прошли курсы повышения квалификации по разным темам в аспекте инклюзии, о психолого-педагогических особенностях детей с ОВЗ, но очень часто эти курсы повышения квалификации пройдены формально. Очень часто педагоги, которые получили такое тематическое повышение квалификации или даже профессиональную переподготовку, сделали это без мощной мотивационной базы, без психологического принятия детей данной категории. А психологическое непринятие детей с ОВЗ, низкая мотивация к работе с детьми этой категории затрудняет процесс образовательной инклюзии.
— Головная боль любого администратора – как оценить профессионализм педагога? По оценкам учеников? По отзывам и рейтингам? По стажу? Что вы думаете?
— Не всегда оценки учеников являются показателем хорошо или плохо работает учитель. Если мы говорим о педагогах массовой школы, то конечно там больше детей, участвующих в различных олимпиадах, детей которые могут сдать ЕГЭ на высокий бал, но даже это не является показателем работы педагогов. Честно сказать, иногда это заслуга больше родителей, чем педагогов.

А говорить об оценках, как результате работы педагогов-дефектологов, я бы, наверное, вообще не взялась. Здесь очень сложно, потому что пятерка в массовой школе и пятерка, в так называемой, специальной (коррекционной) школе, это разные по содержанию пятерки. И тройки тоже очень разные. При этом педагог работает с учетом особенностей детей, вкладывается по максимуму, учитывает особенности детей, создает специальную среду .... Или мы говорим о детях со сложной структурой дефекта, где педагоги, прямо скажем, жизнь свою кладут, там очень увлеченные, очень обеспокоенные люди, очень волнующиеся за этих детей. А между тем, после окончания школы эти дети, возможно, не смогут учиться в силу своих особенностей, даже в учреждениях СПО. Поэтому трудно здесь сказать, какие критерии могут показать качество работы педагога...Нормализация жизни воспитанника? Социализация? Наверное, для каждой категории педагогов нужны какие-то свои критерии, но здесь примешается субъективный фактор, все очень сложно… Может быть, и общественное мнение должно быть, и отзывы заинтересованных сторон. Когда педагоги оцениваются не только по конечному результату, а в процессе своей работы; оцениваются родителями, оцениваются общественными организациям.
— Чему дети могут научить педагога?
— Дети могут научить педагога познать лучше самого себя, трансформировать себя, мотивировать педагога на узнавание чего-то нового, на личностное и профессиональное развитие. Но это опять не про каждого педагога.
Не каждый педагог может развиваться, саморазвиваться, двигаться вперед. Очень часто ведь есть и просто «урокодатели»,
в самом плохом смысле этого слова.
Если про педагогов так можно говорить.
А если говорить о педагогах-дефектологах, ученик может научить и терпению, и любви, и взаимоуважению. И научить видеть новый путь, новое средство, новый прием там, где ты никогда бы и не мог его увидеть, если бы работал с обычным ребенком. Ученик ведет себя так, что педагог, испробовав все, вдруг находит какое-то средство, какой-то прием... И вдруг получается результат. Эффект бабочки. Вовремя где-то «взмахнуть» — и происходит чудо. Вот чему наши дети могут научить дефектолога.
— Кто для вас образец педагога?
— Есть люди, которых уже нет, но которые все равно остаются в душе, в памяти. Например, заслуженный учитель школы РФ, олигофренопедагог Пахомова Лея Ефремовна, удивительный человек... Ныне здравствующие Светлана Георгиевна Ярикова, Любовь Ивановна Плаксина, Татьяна Валентиновна Барбарош. Это люди разные по возрасту, разные по своему профессиональному пути, с разными учеными званиями и степенями, но всех их объединяет одно – способность постоянно учиться и развиваться.

Я вспоминаю Лею Ефремовну. У нее всегда был один специальный день в неделю, методический, и это всегда был день самообразования. Это очень интересно звучит. И когда рассказываешь молодым педагогам или студентам об этом, некоторые просто пожимают плечами: как это? Это был не просто день, когда можно пойти в магазин, посвятить дому или семье. Это был день самообразования, вот это удивительно.

Образец педагога это такие мои коллеги, которые не просто приходят на урок, не просто «берут ребенка в коррекционную работу», а которые хотят разобраться: почему такая симптоматика, отчего такая структура дефекта. И это позволяет им добиться максимальных результатов и в практике, и в науке (я назвала людей, которые являются и практикующими специалистами, и представителями науки).
— Кому стоит оказывать максимум внимания в большом классе? Таланты, крепкие середнячки, отстающие?
— Детям нашим жить в современном мире. А этот мир требует развития у каждого таких важных компетентностей, как критическое мышление, креативность, коммуникация и кооперация. Мы хотим, чтоб наши дети эффективно взаимодействовали, сотрудничали в реальной жизни. Школа – это модель нашей жизни, а в жизни есть разные люди: есть исполнители, есть лидеры, есть те, кто идеи придумывает, есть серые кардиналы. Поэтому, мне кажется, не надо говорить о середнячках или отстающих, или каких-то лидерах класса. Сегодня надо просто другому учить детей. Надо учить их взаимодействию, сотрудничеству.

Один предлагает, другой подхватывает, третий будет просто исполнителем, но это будет шикарный исполнитель. Как, помните, в фильме «Москва слезам не верит», про героя все говорят: если бы его не было, простого слесаря, не было бы диссертаций научных сотрудников. Вот как-то так, наверное, и должно быть. И, как показывает мировая практика, есть классы, в которых одновременно обучается на уроке и по 50, и по 60 детей, но педагоги прекрасно работают, развивая современные компетенции.

Это уже профессионализм педагога: как организовать класс (в котором есть отстающие, середнячки и лидеры) так, чтобы все усвоили материал, приняли, сделали его своим на своем уровне, с учетом своих возможностей. Опять педагог.
Мне кажется, не надо говорить о середнячках или отстающих, или каких-то лидерах класса. Сегодня надо просто другому учить детей. Надо учить их взаимодействию, сотрудничеству.
— Расскажите, пожалуйста, о самой наболевшей теме вашего курса.
— Самый сложный вопрос – это вопрос включения детей с особым развитием, с особыми образовательными потребностями в обычный традиционный класс, в традиционную среду. Самый популярный вопрос у студентов и слушателей курсов повышения квалификации: как ребенка с ОВЗ включить в обычную образовательную среду? Как помочь ребенку с ОВЗ двигаться к достижению определенных образовательных результатов, которые вполне достижимы детьми без отклонений в развитии, в общем образовательном потоке?

К сожалению, педагоги, несмотря на новые образовательные стандарты начального общего образования, несмотря на профессиональный стандарт педагога, все равно еще ориентируются на знаниевую парадигму. Приоритет личностных образовательных результатов не рассматривается педагогами. А между тем, во ФГОС НОО написано, что приоритет – личностные результаты. Именно личностные результаты освоения основной образовательной программы обеспечивают развитие обучающихся и умение строить жизненные планы.

И мы, преподаватели, находимся в постоянном поиске технологий, а также поиске ответа на вопрос: как наилучшим образом обучить практикующих педагогов умениям проектировать и создавать коррекционно-педагогическую среду, которая бы способствовала развитию личности ребенка с ограниченными возможностями здоровья. Это наш исследовательский поиск, мы себе ежедневно задаем этот вопрос и отвечаем на него, работая с коллегами.
— Пользуетесь ли вы курсами и сервисами Юрайта в вашей преподавательской и методической деятельности?
— Во-первых, книги издательства Юрайт включены у нас в программы подготовки на уровне бакалавриата и магистратуры. Мы со студентами, в рамках не только этого курса, много изучаем философской и педагогической литературы, которая представлена на сайте Юрайта. Кстати, в издательстве Юрайт издано учебное пособие в соавторстве с Еленой Викторовной Шипиловой «Коррекционная педагогика». Огромная благодарность за это.

Во-вторых, мне повезло, у меня есть интересный курс «Технология написания статей по проблемам специальной педагогики и психологии». А в издательстве Юрайт есть интересное учебное пособие И. Б. Короткиной «Академическое письмо: процесс, продукт и практика». Так мы со студентами активно используем этот материал в нашей работе над текстами по нашей проблематике.

В-третьих, издательство Юрайт предлагает различные мероприятия и учебные курсы, в которых иногда удается принять участие.
10 июня 2019
© ООО «Издательство Юрайт»
e-mail: [email protected]
тел.: +7 (495) 744 00 12
тел.: +7 (495) 730 56 67
Made on
Tilda