«Обучение должно вести за собой,
а не подстраиваться под ребенка»: доктор педагогических наук
Е. В. Коротаева
о современной педагогике
Поделиться в соцсетях:
Евгения Владиславовна Коротаева:
«Я из семьи потомственных педагогов. Наша педагогическая династия насчитывает более 250 лет. Я доктор педагогических наук, профессор, заведующая кафедрой педагогики и психологии детства. Тема моей научной школы – педагогические взаимодействия, которые, как вы догадываетесь, включают в себя практически все».

Читать учебники автора: https://biblio-online.ru/author/korotaeva-evgeniya-vladislavovna-1.
— Поделитесь самым интересным открытием, которое Вы сделали во время написания своих учебников.
Сравнительно недавно, лет 7-8 назад, я вдруг стала замечать, что происходит смещение двух понятий: интерактивное обучение и интерактивные средства. Люди, говоря «интерактивные технологии», понимают под этим не одно и то же.
Это привлекло мое внимание, и закончилось тем, что мне пришлось написать сначала статью, а потом целую главу в своем пособии о том, что в нашем образовании есть неинтерактивное обучение, есть интерактивное обучение без интерактивных технологий, есть интерактивные технологии без интерактивного обучения (например, тестирование офлайн) и есть то, что замещает и то, и другое. Это самая трудная часть, и она сейчас нуждается в особой проработке, но, к сожалению, на нее не хватает пока ни у кого ни времени, ни сил. Таким образом, получается, что современная ситуация, технологическая, именно технологическая составляющая, повлияла на представление о том, что что-то надо менять в нашем образовательном процессе.
— Как предмет вашего курса изменился за последние годы?
— Если продолжать эту линию интерактивности, она заставила меня поменять и свое обучение, и даже, получается, свой подход к организации учебного процесса.

Очень научно это будет звучать: «от моносубъектности к полисубъектности». Если вы зайдете ко мне на лекцию, услышите, что начинаю <со слов>: «Дорогие студенты, я хочу сказать, что я, как ведущий преподаватель, сделала все. Я подобрала материал, я подобрала презентацию, я все сделала для того, чтобы вам было интересно и логично. Но на самом занятии, вести занятие будете вы». И каждому студенту достается один слайд, который мы вместе с ним выслушиваем.

Так получатся, что каждый студент попадает в ситуацию диалога, и при этом диалог распространяется на всех остальных. Так интересно, увлекательно смотреть, как другие думают — отвлеченных студентов практически на занятии нет.

И я считаю, что это очень правильно, потому что меня несколько смущает и настораживает тот аспект, что сейчас техника выходит на первый план. Я ни в коем случае не говорю, что она не должна быть. Мы живем в такую эпоху, когда отделить себя от телефонов, микрофонов и так далее совершенно невозможно, и это все правильно. Но дело в том, что обучение раньше велось в диаде человек — человек, а сейчас добавилась технология: «человек — техника/машина — и снова человек». Но человек-то остается конечным пунктом. А мы иногда строим учебный процесс и оцениваем его с точки зрения количества используемых средств на этом занятии. Ну, это, наверное, не всегда самый продуктивный подход.

— Компетентностный подход работает? Что важнее — общая культура или прикладные навыки?
— Вы задаете вопросы, на которые пытается ответить вся наша продвинутая педагогическая общественность, педагогическая элита. И пока вот такого ответа — да или нет — еще не прозвучало.

Правильно говорите, что сегодня именно компетентностный подход определяет нашу систему, причем уже не только высшего, но и поствузовского образования. Есть профессиональный стандарт, который построен на компетенциях, хотя они называются «трудовые функции», «трудовые действия».

Что же главное в этом самом компетентностном подходе? Когда все только начиналось (а начиналась все с Болонского процесса, как мы помним, Болонского соглашения) тогда все-таки профессиональные компетенции стояли как ведущие. Остальные назывались «общекультурные» и «общепрофессиональные». А вы заметили, как сейчас стали называться в новом стандарте эти самые компетенции? Они стали называться «универсальными». То есть чувствуете, что мы сделали шажок еще шире и еще дальше? И с чем это связано?

Посмотрите, как меняется наша жизнь вокруг. Честно говоря, я не знаю, что будет через пять лет, через семь. И нам постоянно в качестве установки говорят о том, что мы забываем лозунг «Обучение на всю жизнь» и теперь говорим «Обучение через всю жизнь».
Нам, наверное, в течение жизни несколько раз придется менять профессию, и нужно учиться быть готовым к этому психологически, в том числе профессионально. То есть нужно заново учиться
Тогда какие компетенции становятся самыми важными, универсальными? Умение работать в команде, умение работать с проектом, быть лидером, брать на себя ответственность, заботиться о своем здоровом образе жизни. И получается для того, чтобы сохранить себя в качестве мобильного члена общества и в то же время не забыть о себе, универсальные компетенции в определенной степени сейчас являются приоритетными. Даже появился новый термин — транспрофессионализм. То есть такой профессионализм, которой подойдет для любой профессии, куда бы ты ни пришел. Но я против того, чтобы мы забывали о педагогических компетенциях. Потому что я всем сердцем за то, чтобы педагог остался педагогом.
— Педагогика очень консервативна. Какие эксперименты нам нужны? Организационные? Методические? Технологические?
— Я начну с того, что мне за педагогику обидно, когда вы называете ее консервативной. Я понимаю, что вы не сами это придумали. Педагогика как наука не может быть консервативной. Консервативными являются те люди, которые в определенной степени реализуют ее в данный момент.

Я понимаю, откуда это идет. Есть несколько вопросов, очень важных в любой системе образования: зачем мы учим, чему мы учим, как мы учим, кого учим и кто учит. И получилось так, что лет, наверное, пять назад, может быть, даже семь, вопрос «как мы учим» оказался приоритетным. Цифровая технология, цифровая педагогика, ворвалась в нашу жизнь и мы стали к ней подстраивать «зачем учим» и «как учим». И «чему» даже учим. Это и оправдано, и, в то же время, все-таки цель должна быть главной.

Я всегда опасаюсь слова «эксперимент». Потому что, честно говоря, даже с точки зрения юридической, люди, которые занимаются экспериментами, должны иметь определенную лицензию, которая позволяет им это делать. С другой стороны, мне бы не хотелось, чтобы я или мои дети, или мои внуки, стали жертвами педагогических экспериментов. Но это совершенно не значит, что я против того, чтобы велись определенные исследования.

Я всегда опасаюсь слова «эксперимент». Даже с точки зрения юридической, люди, которые занимаются экспериментами, должны иметь определенную лицензию, которая позволяет им это делать.
Действительно, изменилась очень сильно жизнь. Изменились очень сильно дети. Французский философ Мишель Серр говорит о том, что нынешние дети — они даже с точки зрения когнитивной педагогики и психологии иные, у них работают иные доли мозга, они по-другому обрабатывают информацию. Это действительно так. Ты иногда боишься подойти к новой технике, новому телефону, а они уже запустили туда руки по локоть, и все понимают, во всем разбираются, и нисколько этого не боятся. Но посмотрите, мы продолжаем учить этих детей по-старому, старой педагогикой. И это совершенно точно нельзя, это неправильно.

Я посмотрела, какие книги появились. Динозавры вырастают из книги, морские глубины становится объемными. Дети восхищаются. Детям это нравится. Почему же мы не используем это в нашем педагогическом процессе? Учебников у нас таких нет, и нужны действительно глобальные, междисциплинарные исследования для того, чтобы догнать наших детей, и, в определенной степени, опережать, потому что обучение должно вести за собой, а не подстраиваться под ребенка. Но эти исследования, как всегда, требуют огромных денежных вложений. А у нас пока, вы знаете, с вложением в педагогические, образовательные процессы дело обстоит достаточно непросто, скажем так. И гранты, которые предлагаются, как и проекты, хотят быстро за большие деньги, чтобы получить результат сразу, а то, что касается педагогики и психологии, обычно длительный процесс. И нужно набраться терпения. Вот поэтому я не хочу говорить, что педагогика отстает. Хотя она немножко отстает. Но не она в этом виновата, а мы.
— Вы знаете, что Издательство проводит мастер-классы о том, как использовать соцсети в обучении. Используете ли вы в преподавании соцсети и мессенджеры? Если да, то как?
— Я хочу поддержать именно ваше издательство , потому что вы пытаетесь, действительно вкладывая и деньги и силы, обеспечить образовательный процесс. Это ресурсное обеспечение, учебно-методическое, это очень-очень важно.

Что же касается соцсетей и мессенджеров… Я бы обратилась к социальным сетям, но что мы там встречаем? В большей степени, скажем так, негативные или отрицательные упоминания о том, что происходит в учительской среде. И если попытаться сконцентрировать внимание студентов на этих аспектах, с воспитательной точки зрения что мы получим? Боязнь, негатив, недоверие общественности. Поэтому, если обращаться к соцсетям, то очень-очень осторожно. Например, родительские чаты — там тоже, знаете, зайти почитать — чаще всего негативные аспекты предлагаются или описываются, по воспитателям, по педагогам. Поэтому я к этому отношусь действительно с осторожностью.

— Головная боль любого администратора — как оценить профессионализм педагога? По оценкам учеников? По отзывам и рейтингам? По стажу? Что вы думаете?
— Мы еще далеки от конкретного итога. Ответы приходят и уходят, а вопросы остаются. Но можно сделать приблизительный вывод. Я руководитель больше 20 лет, заведую кафедрой, т. е. в определенной степени понимаю ту головную боль, о которой вы говорите. Я всегда, как руководитель, ставлю два вопроса. Первый: «Какова цель?», — и второй: «Что мы будем делать с конечным продуктом?»

Вот цель опросов, она в чем заключается? В том, чтобы я нашла какой-то недопрофессионализм у своего педагога, отметила это в его эффективном контракте, снизила за это баллы и он получил меньше денег? Или я хочу увидеть, где у него не все получается, и простроить ему какую-то индивидуальную траекторию развития? Это уже нормальный подход.

С другой стороны, педагоги у меня в школе разные. У меня есть педагоги-предметники, для которых, прежде всего, из того, что вы говорили, важны знания методического характера и предметного. Но у меня есть и воспитатели дополнительного образования, которые отвечают за внеурочную сферу, внеклассную. Для них, прежде всего, нужны психолого-педагогические знания, умение общаться, умение коммуницировать. Как с детьми, так и с родителями, которых сейчас мы называем «участники образовательных отношений». Могу ли я эти разные категории педагогов мерить одной линеечкой? Наверное, это не очень хорошо.

Помните недавнюю масштабную проверку педагогов? Бедные математики попали под эту масштабную проверку, оказалось, что они не все владеют всем, чем можно. Но в содержание этих тестов включались и нормативные документы, и сведения из других областей. И, самое главное, вот мы узнали, что не все готовы хорошо. Что мы теперь будем делать с этим знанием? То есть, мы акцию провели, но ведь нужно же думать, что дальше.

Может быть, по оценкам детей и родителей судить о профессионализме педагога? Вообще-то, с точки зрения философии, часть системы не может давать оценку системе. Потому что оценка будет, конечно, субъективна. Причем субъективна как в отрицательном аспекте, так и в положительном.

Еще была попытка «результативности». Давайте по тому, сколько учеников у нас поступило в вузы после школы, будем ценить или считать эффективность этой школы. Но у нас же есть образование бюджетное и внебюджетное. Тогда и школа не всегда имеет к этому отношения.

Я совершенно не против, чтобы проводить тесты. Но остается очень важный вопрос, что мы с конечными результатами будем делать дальше? Пока что ответы приходят и уходят. А эти интересные вопросы остаются.

— Пользуетесь ли вы курсами и сервисами Юрайт в вашей преподавательской и методической деятельности? Какие инструменты наиболее удобны? Пользуетесь ли вы с коллегами ИКПП? Есть ли польза от шаблонов РПД?
— Началось с того, что вы меня нашли. Но поскольку у нас достаточно долгие отношения, я с удовольствием обратилась к вашему сайту, нашла замечательный сервис по РПД, рассказала. И хочу сказать, что, во-первых, мы все удивились как вы аргументировано, рационально, оптимально нашли вариант подготовки этих самых РПД. И похоже, что у нас в вузе хотят перенять этот опыт. Может быть, не в таком объеме, как у вас, но сама идея — она совершенно точно нашла отклик в наших душах.

Дальше, я на кафедре показала эти варианты и те интереснейшие базы работ, которые у вас есть, и я так понимаю, что наша библиотека заключила с вами договор. И хорошо, что такие случайные встречи выходят в долгосрочное сотрудничество. Это помогает и педагогическому сообществу, и педагогической элите сохранять свое настоящее. Спасибо вам.
24 мая 2019
© ООО «Издательство Юрайт»
e-mail: [email protected]
тел.: +7 (495) 744 00 12
тел.: +7 (495) 730 56 67
Made on
Tilda